avderin


Блог Валерия Авдерина - "Всё, что мне интересно"


Previous Entry Share Next Entry
Что мы оставим своим пра-пра-пра… внукам.
avderin

Есть два основных источника информации о жизни людей в стародавние времена. Археологические находки и письменные свидетельства. Совсем старые времена мы можем реконструировать только по археологическим материалам. Но чем ближе к нам, тем больше информации можно почерпнуть из сохранившихся книг и рукописей.
А ещё – строения. Древние египтяне оставили нам пирамиды, римляне – амфитеатры и акведуки, средневековье – замки и базилики…
Наверное, человечество (если не случится какой-то глобальной катастрофы – типа, падения большого космического тела, ядерной войны или всеобщей эпидемии СПИДа…) сможет на тысячи лет продлевать жизнь Эйфелевой башне или Эмпайр стейт билдингу. Это такие знаковые сооружения, которые жалко утратить. Но подавляющее большинство сегодняшних строений даже не разрушатся, а будут разобраны уже через пятьдесят-сто лет. Потому что к тому времени поддерживать их в рабочем состоянии будет стоить дороже, чем заменить чем-то новым. Сегодняшние технологии не рассчитаны на века. Налаживая выпуск любой мелочёвки, производители сразу закладывают в неё какой-то расчётный ресурс службы. Все знают, что телевизор морально устареет уже через 10-15 лет. Поэтому не обязательно использовать при его производстве материалы, которые живут века. Хотя, с другой стороны, есть материалы, которые пугают людей именно своей излишней живучестью. Впервые за свою историю человечество бьётся не над проблемой продления жизни материала, а над проблемой её сокращения. Во всём мире огромные деньги вкладываются в создание пластмасс с небольшим сроком службы. Но, пока не очень успешно. Быстроразлагающиеся пластики пока менее прочны и функциональны. И при том, что стоят они дороже, их производство растёт достаточно медленно. Так что подавляющее большинство находок археологов будущих тысячелетий составят изделия из пластика: мыльницы, зубные щётки, посуда, игрушки… Этим добром забиты огромные пространства нынешних свалочных полигонов.
Построек же, подозреваю, сохранится немного. Металл, из которого делают каркасы небоскрёбов или закладывают в виде арматуры в бетон, ржавеет, устаёт – и это заставляет разбирать постройки, иногда даже такие, которые внешне выглядят вполне исправными. Не дожидаясь, пока они упадут. Вспомните знаменитый Бауманский рынок в Москве. Очень интересную и талантливую  постройку. Только в результате небрежной эксплуатации его металлоконструкции местами уже наполовину были съедены коррозией.
Или, взять мосты. Я как-то прикинул, и у меня сложилось впечатление, что в Москве используемых проездных мостов 18 века сохранилось больше, чем 19. Потому что мосты 18 века каменные – и они будут стоять ещё и после нас. А с середины 19-го мосты строились уже из металла – и их поразбирали из-за усталости этого металла.
Думаю, сохранится огромное количество различных носителей информации – зашкаливающее количество текстов и картинок. И при желании наши далёкие предки смогут достаточно наглядно представить себе, как мы жили.
И моя, найденная при раскопках свалки 21 века, ободранная зубная щётка через 1000 лет в золочёной рамке будет висеть в квартире какого-нибудь любителя старины.

  • 1
А может и не останется никаких носителей информации — магнитные и оптические диски тоже ведь не вечны. А учитывая то, как стремительно всё оцифровывается — книги, музыкальные записи, фотографии, — вероятно, в не слишком отдалённом будущем вопрос сохранения информации предстанет перед человечеством в каком-то новом аспекте.

Оптические диски не вечны, но носители информации так стремительно увеличивают свой физический объём, что сохранение, скажем, собрания сочинений Толстого, которое раньше требовало тысяч листов бумаги, нынче это будет два десятка мегабайт на любом носителе. Обычная карта размером меньше ногтя умещает на себе областную библиотеку средних размеров. Не всё, но очень многое при таких раскладах будет переписываться, копироваться - и продолжать жить. Такой объём сохраняемой информации безусловно будет требовать какого-то нового подхода. Но, думаю, что-нибудь придумают.

С одной стороны, конечно, носители информации будут развиваться, и данные, для пущего сохранения, будут многократно копироваться. Но, с другой стороны, вся эта оцифрованная информация становится заложником машины, без посредства которой она будет людям недоступна. Если от древних цивилизаций нам в наследство остались какие-то материальные формы, то от нашей останутся лишь компьютерные сети с какими-то непонятными эксабайтами информации. И если представить себе, что на эти сети произведено какое-нибудь внешнее воздействие (сильное электромагнитное излучение, например, или ещё что-то такое, чего мы пока себе не можем вообразить), то из строя выйдет вся сеть разом, и вся информация окажется потерянной. Ну, или, допустим, люди будущего потеряют способность считывать данные с компьютера (как потеряли варвары, разрушившие Рим, способность строить купола и водопроводы). Вся оцифрованная информация станет попросту бесполезной. В общем, тема для размышлений довольно обширная.

На самом деле, не исключён и такой вариант. Я не спец по компам и программам. Но мне вдруг стало интересно, а если в комп завести в виде двузначного машинного кода какой-то массив информации, о котором известно, что это такой-то фильм или фотобанк, то сколько времени и ресурсов займёт прочтение этого массива. При том, что всё сделано на базе совершенно неизвестного программного обеспечения. Но есть наводки, типа можно попробовать вычислить в этом массиве какие-то известные фрагменты, картинки... И расшифровав их, двигаться дальше.

Edited at 2014-03-23 12:22 pm (UTC)

Я вот тоже не специалист в программировании, и, как не специалисту, мне представляется, что из тех языков, ключ к которым утерян, расшифровать проще всё-таки тот, который не требует посредника в виде машины. Когда человек записывает какие-то слова или музыку символами (с картинками ещё проще), он апеллирует всё же к органам зрения и слуха таких же, как он, людей. Но как прочесть, к примеру, машинный код в двоичной системе, не имея ни малейшего представления о том — что в нём? Ведь это и впрямь может оказаться и оцифрованная версия фильма Стэнли Кубрика, и фотография фрески Микеланджело, и годовой отчёт какой-нибудь бухгалтерии. Как это можно будет понять, если будет утерян инструмент для чтения этого машинного кода и преобразования его в более понятный человеческому восприятию язык?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account