avderin


Блог Валерия Авдерина - "Всё, что мне интересно"


Previous Entry Share Next Entry
В театре ставят «Маленькие трагедии»...
avderin
Пару лет назад написал такой эстрадный диалог:

Режиссёр приходит к директору театра: Елена Валентиновна, вы что-то хотели сказать мне по поводу нашей новой постановки.
-- Да, Николай Владимирович. Пушкин – «Маленькие трагедии». Для нас это большое событие. Вы не представляете, как я к нему готовилась. (Потрясает зажатым в руке томиком.) С каким количеством потенциальных спонсоров, как директор театра, вела переговоры… К сожалению, не все разделяют моё трепетное отношение к классике. Мне предлагали вставить в спектакль куплеты про сеть бензоколонок, диалоги о стиральном порошке, демонстрацию возможностей новой газонокосилки…
-- Играть, стараясь перекричать газонокосилку… Надеюсь, вы на это не согласились.
-- Ес-тес-твен-но. Для меня поменять в пушкинском тексте хотя бы букву – это кощунство. Но… есть пожелания, которые я хотела бы с вами обсудить. Вот (открывает книгу), сцена, где скупой рыцарь в подвале любуется своим золотом. За окном должна быть видна неоновая надпись «Банк «Капитал +». Так сказать, противопоставление затхлому жлобству новых прогрессивных методов ведения бизнеса.
-- За каким окном, если действие происходит в подвале?
-- Ну, пусть это будет полуподвал. С окном под потолком. И через окно зрители видят вывеску на здании напротив.
-- Неоновая вывеска в окне средневекового подвала? Может, разместим эту вывеску над сценой или где-то сбоку.
-- Предлагала. Но спонсор настаивает именно на включение своего логотипа в ткань спектакля. Николай Владимирович! Театр весь построен из условностей. Почему условный, сделанный на сцене подвал не может сочетаться с неоновой вывеской? Как мне кажется, таким образом, мы как бы актуализируем старую пьесу, делаем её для современного зрителя более близкой.
-- А что ещё мы должны приблизить к современному зрителю?
-- Только самую малость. И только чуть-чуть. В «Моцарт и Сальери» вместо фортепиано у нас будет синтезатор. И нужно будет на моцартовском реквиеме продемонстрировать весь диапазон его возможностей.
-- А название синтезатора. Надеюсь, Моцарту не придётся его произносить?
-- Оно будет на программке.
-- Тогда ещё терпимо. Что ещё?
-- Пиво «Пушкин»…
-- Кто его должен пить? Дон Гуан? Вальсингам?
-- Нет, его будут продавать в антракте.
-- В антракте пусть продают, что хотят. Например, сухарики к пиву под названием «Чумные» -- это к «Пиру во время чумы».
-- Хорошая идея – я запишу. (Пишет в блокноте). И ещё по поводу пира. Там телега с мертвецами через сцену едет…
-- С манекенами! У нас – с манекенами. Чего мы ещё должны положить в эту телегу.
-- Ничего. Просто на телеге сбоку – чтобы читалось даже из последнего ряда – должно быть написано «Светлый путь».
-- Это такой колхоз? А светлый путь – значит, путь в коммунизм.
-- Нет. Это такое бюро. Контора… Похоронная.
-- Поэтому они так рвутся примазаться к нашим покойникам.
-- Но не бесплатно же примазаться. Люди платят за это деньги.
-- Хорошие деньги?
-- Хорошие.
-- Ладно. Пусть наши покойники рекламируют их «Светлый путь». Мёртвые сраму не имут. Особенно – если это манекены. И им за это платят.
-- Ну, платят-то, положим, нам.
-- Надеюсь, всё.
-- Есть одна фирма… Торгует нижним бельём. Они готовы одеть на этом пиру всех женщин. И ещё заплатить за это. Наликом, без ведомостей и формальностей – каждой ими одетой в отдельности. Ну и, естественно, режиссёру.
-- И сколько они готовы заплатить каждой ими одетой?
-- А это от степени раздетости. Здесь зависимость обратная. Чем меньше готова надеть на себя женщина – тем больше ей за это платят.
Если в пеньюаре – столько, без пеньюара – вдвое больше… Самый дорогой костюм – пояс с чулками.
-- Без ничего?
-- Без ничего.
-- Это мне нужно разговаривать с труппой.
-- Тогда, пожалуйста, провентилируйте этот вопрос побыстрее.
-- А если труппа не согласится?
-- У меня есть ещё одно предложение. Ко мне уже подходил человек из отеля «Интерконтиненталь». Его девушки тоже готовы играть в нашем спектакле. … В любом виде.
-- За деньги?
-- Нет, бесплатно.
-- А кого они будут рекламировать?
-- Себя. Свои формы и, так сказать, возможности… И заметьте, за игру в нашем спектакле они ещё готовы нам же и заплатить!
-- А это интересное предложение! «Пир во время чумы» как будто специально для него написан. Там толпа действующих лиц, а говорят и играют только Председатель, Мери, Луиза и Священник – четыре человека. Председатель в окружении голых распутных девок, и Священник призывает его покаяться. Сам Пушкин пришёл бы в восторг от такой сцены.
-- Ну, тогда сегодня же переговорите с женщинами из нашей труппы.
-- А может не надо?
-- Вы же только что сказали, что сам Пушкин пришёл бы восторг…
-- Я не об этом. Может не надо поднимать этот вопрос перед нашими женщинами? Смотрите: им надо будет заплатить по тарифной ставке за участие в массовке. Потом – деньги за раздевание от спонсора – тоже пойдут им. Зачем такая расточительность? Если есть девушки – молодые, красивые – которые не требуют зарплаты… И которые ещё нам готовы платить за участие в наших массовках!
… Я тут подумал, мы в рамках нашей ретросерии хотели возобновить постановку «Оптимистической трагедии» Вишневского. Там матросы-анархисты пьянствуют и тому подобное… Мне кажется, если половину матросов мы уберём, а другой половине дадим голых подружек из «Интерконтиненталя»… Для этого самого – тому подобного… Получится приличная экономия на массовке. Плюс – так сказать, дополнительные поступления средств. И зрителям, думаю, понравится.
-- Да, зрителям «тому подобное» всегда нравится.
-- Я тут ещё насчёт «Ромео и Джульетты» подумал…
-- И там будем массовку раздевать?
-- Нет, там в саду мы расставим статуи обнажённых античных богинь.
-- Из «Интерконтиненталя»?
-- Из «Интерконтиненталя».
-- Совсем обнажённых?
-- А что вас смущает?
-- Тогда мы не можем рассчитывать на деньги от продавцов белья. Надо хотя бы в чулках. И в лифчиках с открытыми сосками. За них отдельно доплачивают.
-- Античные богини в чулках? … Проклятые времена! На какие компромиссы приходится идти, чтобы поставить классический спектакль… Ой, мне уже надо начинать репетицию. Потом хотел бы обсудить с вами ещё одну пьесу. Виски, сигары, девушки, яхты, машины… – надо только суметь найти общий язык с рекламодателями. Называется «Встреча в Давосе». Очень пер-спек-тив-ный материал.

  • 1
Понравилось.

(Deleted comment)
Сухарики должны называться не "Чумные", а "Чумовые" ))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account