avderin


Блог Валерия Авдерина - "Всё, что мне интересно"


Previous Entry Share Next Entry
Быть фотографом в …
avderin
Уже третий месяц я живу в Израиле. Снимаю, как всегда, много. Маленьким компактным Canon G-9. Производитель в момент выхода позиционировал эту камеру, как первый полупрофессиональный цифровой компакт. За эти же деньги тогда можно было купить простенькую зеркалку. Но ради зеркалки пришлось бы таскать с собой кофр. А мою мыльницу можно таскать в поясной сумке. Всю жизнь пользуюсь подобными карманными фотоаппаратами – их легко носить и можно всегда иметь под рукой. Да и в глаза, в отличие от зеркалок со здоровыми телевиками, они бросаются не так сильно. Есть, конечно, и куча минусов. Но всегда приходится чем-то жертвовать.
В последние годы я снимал в Турции, Испании, Германии, Украине, Израиле, Чехии. В Чехии, Германии, Испании я был туристом – и никаких проблем ни разу не возникало. Насчёт Турции, где я, в общей сложности, провёл пару месяцев, все путеводители предупреждают, что ни в коем случае не надо снимать военных, их объекты и их технику. Но я там бывал в тех местах, где военную технику надо ещё поискать. В мою программу это не входило.
В Украине, где я иногда жил месяцами, снимал правительственные здания, снимал даже военную технику на учениях. Никого это не волновало. Может, мне просто повезло. Иногда в метро подходили милиционеры, но, когда я просил принести мне официальный запрет с исходящим номером, подписью и печатью – тут же отходили.
Гораздо проще получить там разрешение и на съёмку в церкви. Большинство батюшек, даже нашего Московского патриархата, без лишних вопросов отвечают: Да ради бога.
В Москве получить разрешение на съёмку в храме – это целая эпопея. Даже если вы сумеете отловить настоятеля, он запросто может отправить вас к какому-нибудь вышестоящему епархиальному начальнику. Слишком ответственное это решение, чтобы принимать его самостоятельно и в одиночку.
Даже на московских кладбищах висят объявы, что видео и фотосъёмка без разрешения кладбищенского начальства запрещена. Хотя есть нормативные акты, запрещающие препятствовать съёмке на муниципальных, областных и федеральных объектах – если они официально не являются секретными. Козе понятно, что местное начальство запрещает фотографировать именно тогда, когда чувствует, что рыльце у него в пушку. Вот увидеть этот пушок на фотографиях оно и боится.
В 2008 году на меня наехали за то, что я снимал здание Конституционного Суда РФ. Охранники засекли меня через телекамеру. Нет, я не пытался снять из-за спины у председателя бумажку с секретным грифом. Я снимал общим планом само здание. Снаружи.
В общем, в России к человеку с фотоаппаратом милиционеры подходят достаточно часто. Например, в метро. До сих пор действует нормативный акт, кажется, 1935 года о запрете фотосъёмки на объектах Министерства (тогда ещё народного комиссариата) путей сообщения. Министерства давным-давно нет, а на тот нормативный акт милиционеры ссылаются и по сей день.
Для меня запрет съёмки при том, что в каждом телефоне есть уже фото и видеокамера, выглядит откровенной глупостью.
Самое смешное, что даже в советские времена, когда советским людям за доставание фотоаппарата в метро чуть ли не руки выкручивали, те же самые милиционеры в упор не замечали снимающих со вспышками иностранцев. У них явно было указание иностранцев не трогать. Попробуй, объясни парижанину или даже пражанину, почему в московском метро нельзя снимать. Особенно, учитывая, что никаких иностранных языков наши милиционеры не знали и не знают.
В Израиле за всё время было две беседы с людьми из службы безопасности. В аэропорту им. Бен-Гуриона, где ко мне подошёл говорящий по-русски парень с пистолетом и бейджем и попросил: Давайте, вы сделаете несколько общих планов и спрячете фотоаппарат. Здесь режимный объект и ходить и снимать всё подряд…
На мой взгляд, очень разумная позиция в стране, которая постоянно сталкивается с угрозой терроризма. Без откровенных перегибов.
Ещё несколько дней назад я снимал в Иерусалиме, рядом с тщательно охраняемым американским консульством. Ко мне подошли солдат с автоматом и человек в штатском. Попросили показать документы, переписали все мои данные. Попросили показать отснятые кадры на экране фотоаппарата. И удалились. Не последовало даже просьбы прекратить съёмку.
В общем, пока всё вполне разумно.

  • 1
Причина реакции на фотографов в россии проста до безумия: у этого народа никогда не было своего мнения на вещи и факты, всё заимствовано, вкурено, надуманно, страх.

прямо у всего народа? :)))

У: работников мялиции, метрополитена, ржд, чоп... у всех кого поимели в ссср на теме "ахтунг кругом шпионы"

У Кэнона серия G сильно переоценена, по моему. А "полупрофессиональный" звучит просто глупо :)

Может быть. Сейчас уже у всех производителей есть продвинутые мыльницы. А 4 года назад из компактов рядом с Кэнонами серии джи поставить-то особо было нечего.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account