avderin


Блог Валерия Авдерина - "Всё, что мне интересно"


Previous Entry Share Next Entry
Поэт в России – больше, чем поэт… Особенно, если он знаком с азами куроводства.
avderin
На один из постов пользователь vinolyub прислал мне четверостишие Николая Глазкова:

Я на мир взираю из-под столика.
Век двадцатый — век необычайный.
Чем столетье интересней для историка,
Тем для современника печальней…

Или его же прелестная вещица:

А вы бы могли бы
Постичь изреченье:
Лишь дохлые рыбы
Плывут по течению!
( это 1953 год – до 20 съезда с разоблачением сталинских злодеяний ещё 3 года)

А теперь другой автор -- Олег Григорьев. Его классическое, известное даже детям, четверостишие:

Я спросил электрика Петрова:
— Для чего ты намотал на шею провод?
Петров мне ничего не отвечает,
Висит и только ботами качает.

И его же двустишия:

В уголке сидит паук —
Восемь ног, а может рук.

* * *
Солнце грело, грело...
И перегорело.

Пройдёт 100-200 лет, а люди всё так же с удовольствием будут читать ёрнические, порою даже не стихи, а скорее, какие-то нескладушки, пьяниц-нищебродов. Которых не печатали, и в Союз писателей принимать не хотели, и в милицию забирали. Даже не за жизненную позицию или какую-то оппозицию, а за банальные пьяные скандалы.
А ведь были в то время поэты с огромными тиражами, которых показывали по телевизору, писали о них в энциклопедиях и газетах… Многих ли из них помнят даже спустя четверть века?
Был такой советский поэт Егор Исаев. Он и сейчас жив, 86 лет – и дай бог ему дожить до 100. Но кто сегодня помнит его стихи? А ведь Ленинский лауреат, Герой Социалистического Труда, был депутатом Верховного Совета СССР… Наступили новые времена, и людям, которые читают стихи (а это не самые глупые люди), стало уж очень бросаться в глаза несоответствие места этого человека в официальной табели о рангах уровню его реального таланта. И его забыли. Публику раздражала дружба с властью, обласканность ею. Не зря же говорят: чем выше поднимешься – тем больнее упадёшь.
Знакомая поэтесса рассказывала:
Уже после Перестройки идут они с мужем по Переделкину. И видят, как во дворе своей литфондовской дачи копается в земле Исаев. Здороваются. Она его и спрашивает: Как пишется? Как стихи?
-- Какие стихи? – продолжая копать, отвечает Егор Александрович, -- Кому они сейчас нужны? Я вот кур завёл. Так что теперь ни за мясом, ни за яйцами в магазин уже не ходим!
Моя знакомая сделала паузу:
-- Как же я его после этого зауважала. Оказывается, этот человек умеет делать что-то полезное! И даже руки не боится испачкать.

Лично я не считаю Егора Исаева бездарным поэтом. Но раздутые в разы тиражи, которые книготорговля не знала, куда девать, сыграли с ним дурную шутку. Искусственное завышение цены всегда заканчивается чудовищной инфляцией. У людей просто начинается оскомина.

  • 1
На диване
Надю Ваня
(Глазков)

Знаем. Но здорово! И Наде хорошо. И описано здорово.

Мое любимое у Глазкова:

И неприятности любви
В лесу забавны и милы,
Ее кусали муравьи,
Меня кусали комары.

Edited at 2012-08-26 02:13 pm (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account