avderin


Блог Валерия Авдерина - "Всё, что мне интересно"


Previous Entry Share Next Entry
Фальшак или нет?
avderin
Брожу иногда по музеям, смотрю на тамошних рубенсов и шагалов – и думаю: Какой же это Рубенс? И меня хотят убедить, что это Шагал? Кто и с какого бодуна решил, что это Рембрандт?
И много иногда бывает подобных мыслей. Вообще в музеях, особенно не таких старых и больших, как Лувр и Эрмитаж, не обладающих к тому же их мощной научной частью, фальшаки или неправильно атрибутированные работы обнаруживаются достаточно часто.
Но и при этом я не тороплюсь озвучивать свои сомнения, понимая, что атрибуция работы – это очень сложная и кропотливая работа. Что внешний осмотр работы – это малая и самая простая её часть. И может быть эти работы и на самом деле рубенсовские или рембрандтовские.
Например, Рембрандт состоялся как художник достаточно поздно. В молодости же налегал на бизнес. И даже разбогател. А потом он всё больше и больше уходил в искусство – для бизнеса это кончилось печально. Невозможно полноценно сидеть сразу на двух стульях. Жизнь свою художник закончил в стеснённых условиях. Так что, его ранние работы в подмётки не годятся картинам зрелого периода.
Широкая публика знает великих художников по их самым лучшим работам. Которые висят в крупнейших музеях. Которые мелькают на бесчисленных репродукциях. Но у этих авторов были и неудачные работы, были периоды болезней, депрессий, запоев… И на одну удачную работу от художника запросто может остаться десять откровенно неудачных. Лувр и Британский музей такие работы не покупают, а вот музеи поменьше и победнее, хоть и не покупают, но в подарок берут весьма охотно. И, более того, помещают эти работы в основную экспозицию. Собственно, из-за этого они и попадают в какое-нибудь провинциальное собрание, а не в Лувр. Принять подобный подарок готов любой музей, но вот выставить на постоянку – если работа не тянет…
А я прихожу потом в такой провинциальный музей, вижу такую работу – и начинаю крупно в ней сомневаться. А на самом деле работа подлинная, настоящая. Просто – не очень удачная.
С другой стороны, иногда музеи выставляют и фальшаки. Даже понимая, что это такое. Вот, пришёл даритель, говорит: Готов вам оставить 50 картин, но вы их все должны выставить – я даже зал отдельный для этого построю.
Половина картин для музея интересна, другая – нет. Но даритель настаивает на том, что все они подлинные, все шедевры и все надо выставить. Иначе он подарит их другому музею. Дирекции не хочется упускать пару настоящих жемчужин – и они соглашаются. Понимая при этом, что в профессиональной среде подобный поступок вызовет большое ехидство.
Такова жизнь!

?

Log in

No account? Create an account